Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Банер МРСК-центра (gif)
12:23, 15 февраля 2019
 Валерий Телегин 388

Место службы – Афганистан. 30 лет назад была поставлена точка в кровопролитной войне

Место службы – Афганистан. 30 лет назад была поставлена точка в кровопролитной войнеФото: архив Александра Матинова
  • Валерий Телегин
  • Статья

15 февраля — День памяти воинов-интернационалистов

17 губкинских парней сложили головы в той войне, до конца выполнив свой воинский долг.

В 1989 году правительством Советского Союза был окончательно выведен ограниченный контингент войск с территории данного государства. 

В декабре 1979 года первые солдаты контингента советских войск были заброшены в Афганистан. Тогда об этом не писали газеты, и солдатам, проходившим службу в Афганистане, было запрещено сообщать родным, где они находятся и чем занимаются. Почти десять лет длилась эта необъявленная война, унесшая более 15 тысяч жизней парней в самом расцвете сил. 

На БТР Александр Вялов (первый слева) На БТР Александр Вялов (первый слева) / Фото: архив Александра Вялова

15 февраля 1989 года советские войска покинули Афганистан. В кровопролитной войне была поставлена точка. В Советском Союзе, а позже в Российской Федерации и бывших республиках СССР стали отмечать 15 февраля День вывода войск из Афганистана, чтобы отдать дань памяти тем, кто погиб на чужой земле, выполняя воинский долг.
В этот день никто не спорит о том, нужно ли было исполнять интернациональный долг. Мы вспоминаем убитых, замученных и пропавших без вести воинов. Афганистан оставил неизгладимый след в жизни каждого воина-интернационалиста и его близких. Памятные награды, медали – это лишь небольшая дань уважения героям-афганцам. 

Ежегодно в Губкинском краеведческом музее проводятся мероприятия, посвящённые Дню воинов-интернационалистов. В этом году 13 февраля здесь прошел вечер памяти, посвященный 30-летию вывода советских войск из ДРА, «Афганистана сквозь призму времени».


Разведка в радиоэфире

В июне 1986 года капитан Александр Матинов был направлен в Афганистан. В Кабуле сразу включился в график выхода на дежурство. Город разглядывать было некогда. Радиоразведка, где служил Александр, непрерывно слушала эфир, отлавливая сеансы связи отрядов душманов.

Александр Матинов (первый слева) Александр Матинов (первый слева) / Фото: архив Александра Матинова

Объемы поиска по эфиру были разными. Если надо было прослушать большие площади (по периметру на сотни километров), взлетали на вертолете или самолете, если небольшие участки – приближались сухопутными маршрутами. Противник хитрил как мог. Один, прикинувшись пастухом, отслеживал движение колонн народной афганской армии или же шурави (так называли афганцы советских военнослужащих) с пастбища на горе. Другой, принарядившись таксистом или продавцом, норовил почаще объявиться у военного городка, чтобы потом передать добытую информацию по радиосвязи. Обнаружить таких порой могла лишь радиоразведка, тем более что подобные «наблюдатели» появлялись в эфире эпизодически. А вот душманские отряды общались достаточно оживленно. Правда, строили сообщения немногословно, по сути дела, чтобы не успели засечь. Но именно по такому общению их и можно было опознать. А опознав, установить координаты нахождения отряда. 

Александр Матинов, отвечавший за точные доклады руководству, радиопередачи (запись которых шла специальной аппаратурой) анализировал глубоко и с полным пониманием того, что стоит за каждым словом. Хотя разговоры у душманов шли на языках народностей и племен провинций Афганистана, переводчики, которым ставил задачу Матинов, переводили очень точно и со всеми нюансами. Когда выходили в радиоэфир инструкторы-иностранцы, Александр Михайлович получал реальную возможность проверить знание иностранного (в свое время окончил школу с углубленным изучением иностранного языка). 

Из разрозненных сообщений Матинов собирал конкретную картину обстановки, по своим каналам передавал туда, где определяли, какие силы придут в движение, какие цели будут им поставлены. 

Но вот дан приказ, и прощай, Кабул. Дорога уходит вдаль, дорога уходит в горы. Со 103-й дивизией ВДВ радиоразведке удалось упредить засаду в одном из ущелий, где крупный отряд душманов намеревался уничтожить всю колонну советских военнослужащих. Получилось наоборот: при огневой поддержке авиации группировка душманов была разгромлена. Отличившихся в этой операции представили к наградам. А.М. Матинов был удостоен ордена Красной Звезды. Второй такой же орден Александр Михайлович получил за то, что, умело взаимодействуя с 56-й отдельной десантно-штурмовой бригадой, содействовал захвату большого каравана душманов с чрезвычайно опасным грузом. 203 животных были нагружены боеприпасами, стрелковым оружием, переносными зенитно-ракетными комплексами «Стингер»…

Место службы – Афганистан. 30 лет назад была поставлена точка в кровопролитной войне - Изображение Фото: архив Александра Матинова

Кроме подобных боестолкновений, на счету у Матинова было немало других, которые он считает рядовыми. Хотя уже одно то, что в разгаре лета борта боевых машин обжигали буквально как кипяток, рядовым событием не назовешь. Только остановились – зорко следи за тем, чтобы в соседях не оказались змея или скорпион…

Так – два года. 28 мая 1988 года военно-транспортный самолет Александра Матинова вместе с сослуживцами поднял над Кабулом как пассажиров, слушавших не радиоэфир, а радостную музыку моторов.


Вертолёт комбрига

В Туркестанском военном округе новобранцы в учебном полку работали руками, ногами и головой. Руки должны привыкнуть к вверенному оружию так, чтобы с ним вслепую могли бы уверенно управляться. Ноги должны быть крепкими, чтобы выдержать многокилометровый марш-бросок с полной выкладкой и по любой местности. В голове должны были крепко-накрепко отпечататься наставления о том, как нанести наи­больший урон врагу с наи­меньшим риском для себя.

Александр Вялов, призывник из Губкина, проявлял особое старание, и это ему зачлось. Отличнику боевой и политической подготовки досрочно присвоили звание сержанта и оставили в Ашхабаде, чтобы обучал свежее пополнение. Но в роли наставника побыл недолго. Скоро – приказ, погрузка в самолет, и вот уже под крылом – пустыня, горы… Приземлились на аэродроме в Кандагаре на юге Афганистана. Вновь прибывших принимал военный городок мотострелков. В деревянных модулях – офицеры, в палатках – рядовые. 

Александр Вялов с медалью «За боевые заслуги» Александр Вялов с медалью «За боевые заслуги» / Фото: архив Александра Вялова

Что жара здесь бывает неимоверной, а потому на утреннем построении обязательно проверяют, наполнены ли водой фляжки у каждого из солдат, что пыльные бури порой такие, что не видишь не то что неба, но и земли под ногами, все это Вялов узнал потом. Перво-наперво сержанту объявили: отныне он в должности заместителя командира взвода в 4-й роте 2-го батальона 70-й отдельной мотострелковой бригады 40-й армии. Задача замкомвзвода сержанта Вялова – отвечать за боевую подготовку 32 бойцов взвода. Общая задача такова: боевое охранение собственных колонн и препятствование продвижению душманских караванов к их базам и лагерям. 

Александр вспоминает:

«Передвигались мы на бронетранспортерах. При мне был мой любимый автомат АКМС со складывающимся прикладом. Колонны шли, покуда не смеркалось. Днём бывало относительно спокойно. Исключение – «зеленка», что островками появлялась вдоль дороги, – виноградники и сады. Там могла ожидать засада. Засаду не всегда и обнаружишь, хотя досконально изучали местность перед прохождением колонны». 

7 июля 1982 года Вялов был ранен в первый раз. Лечение – три недели в медсанчасти своей бригады. Пошёл на поправку – и снова на сопровождение колонн. 

18 июня 1983 года только вчера отметивший свой двадцать первый день рождения сержант с мотострелками бригады встретил подозрительный караван. Его охрану нейтрализовали, стали осматривать короба, ящики и мешки. Вдруг гул прокатился по небосводу. Две точки выросли в самолеты, которые развернулись и обстреляли караван. Как показала потом проверка, управляли самолетами афганские пилоты. Чужая несогласованность дорого обошлась замкомвзвода сержанту Вялову – он был тяжело ранен. Командир бригады приказал закрепленному за штабом вертолетчику немедленно вылететь за сержантом. Помощь подоспела вовремя. И у Александра Вялова случился фактически второй день рождения. Срочную операцию ему сделали в Кандагаре. После, более обстоятельно, оперировали в Ташкенте. Оперировал хирург, собиравший материал для диссертации. Ранение сержанта было по его теме, он в этом направлении специализировался. Это, возможно, тоже имело значение для успешного исхода операции. 

…15 сентября 1983 года Александр Вялов выехал из Ташкента поездом в Москву. Из Москвы – в Губкин. Он возвращался к гражданской жизни, от которой почти отвык. Сильно отличалась от неё его служба в Афганистане, за которую он награжден медалью с по‑военному четким названием – «За боевые заслуги».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×