Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Банер МРСК-центра (gif)
09:51, 30 марта 2019

Крынка молока. Как шестилетняя девочка спасла от голода братишку и сестрёнку

Крынка молока. Как шестилетняя девочка спасла от голода братишку и сестрёнкуФото: Архив семьи Локтионовых
  • Статья

Надо сразу сказать, что знакомство с семьей Локтионовых состоялось благодаря публикации «Пряник для Лёньки» в нашей газете. Трогательная история получила неожиданный отклик. В редакцию пришли две молодых женщины, чтобы рассказать еще об одном примере детской самоотверженности в годы войны – как шестилетняя девочка за семь километров носила в руках крынку с молоком, спасая от голода младших братишку и сестрёнку.

С солнцем в доме

В окна их квартиры нынешняя весна, наверняка, заглянула в числе первых, и поводов для этого несколько. У хозяйки 6 марта день рождения. И хотя дата была не юбилейная – 82 года, потребность в лучистой энергии для женщины, прикованной к инвалидному креслу, очень велика. Кроме того, на подоконнике набирает силу рассада помидоров, а в семье Локтионовых старинный русский сорт этих овощей – настоящий предмет гордости.

Алексей Кириллович и Мария Дмитриевна Локтионовы Алексей Кириллович и Мария Дмитриевна Локтионовы / Фото: Архив семьи Локтионовых

Вот и Алексей Кириллович с улыбкой приоткрывает оконные занавески и комментирует:

«Каждый день моя Мария Дмитриевна интересуется, как там ростки, не прибавилось ли нового листочка? Хоть я уже не первый год ответственный и за рассаду, и в целом за урожай на столе, она по‑прежнему живет в заботах о хлебе насущном. Это в ней сильнее болезни.»

Во время нашего разговора он еще много раз сделает акцент на привычной роли жены быть своего рода энергоблоком семьи. При этом ни тени досады или нотки неудовольствия в его рассказе я не почувствовала. Их роли в семье были всегда равны и по степени самоотдачи, и по взаимной поддержке. Не случайно полвека вместе живут в мире и согласии, воспитав достойного сына, а теперь – грея душу общением с внуками.

На равных в них неистребима и добросердечность, взращенная в далёком детстве.

«Мария родом из села Репец Курской области. Когда началась война, ей было всего четыре годика. Отец ушел воевать, а мать осталась с ней и сыном-грудничком. Лиха хлебнули вдоволь, как и наша семья, жившая в Сапрыкино. Сам‑то я двумя годами моложе жены, о военном детстве мало чего помню. А вот она не раз рассказывала, как во время оккупации жили в страхе и голоде. Немцы ведь, как пришли, всю живность по деревням вырезали. У Машиной родни в соседнем Безлепкино чудом коровёнка осталась. Вот туда, за семь километров от дома, её и посылали за молоком. Наливали литровую крынку через день – не чаще, потому что у самих была семья и дети. И носила девчоночка то молочко в худых руках, ни разу не пролив, не расплескав, не отхлебнув по пути, – рассказывает Алексей Кириллович, с теплотой глядя на сидящую рядом молчаливую из‑за болезни жену, и добавляет: – Она у меня золотая, своей девичьей фамилии под стать – Золотых.»

Два оладушка на обед

Как оказалось, не только чувство ответственности пришло к Марии Дмитриевне не по годам. В первый класс она смогла пойти учиться только в 1946 году, когда ей было почти десять лет. Зато уже в 16 на равных со взрослыми работала в колхозе: пасла гусей, добывала торф, управлялась с урожаем зерна на току.

В Губкин Мария перебралась в 1957 году, но и здесь для неё главной целью была помощь семье, в которой родилось еще двое малышей. Устроиться в трест «КМАрудстрой» для девушки было огромной радостью, несмотря на то, что приняли её на тяжелую работу.

Устроиться в трест «КМАрудстрой» для Марии было огромной радостью, хотя приняли её на тяжелую работу. Устроиться в трест «КМАрудстрой» для Марии было огромной радостью, хотя приняли её на тяжелую работу. / Фото: Архив семьи Локтионовых

В городе строилось жилье, прокладывались коммуникации, но техники было ещё мало, поэтому траншеи рыли вручную. Маша рассказывала, что, наработавшись лопатой, в свой обед в столовой она покупала два оладушка с ложкой яблочного повидла. Ничего большего позволить себе не могла, потому что каждую копейку старалась отдать младшим. И так до тех пор, пока не вырастила и не выдала сестер замуж, не женила брата. Какая уж тут личная жизнь, если отец с матерью умерли рано, оставив Марию за себя в семье?! Так что сама она за меня вышла уже в 36 лет, зато сразу же и сына мне родила, – не без гордости говорит мой собеседник.

И это все о ней

Мы рассматриваем разложенные на столе чёрно-белые фотографии. Одна особенно памятна: мама, Ефросинья Степановна, с младшенькой Таней на коленях. Справа сидит главная помощница Маша, слева – средняя дочь Валя, сзади стоят Серафим с Лидой. На лицах серьёзность и сосредоточенность.

Мама Марии Дмитриевны - Ефросинья Степановна, с младшенькой Таней на коленях. Справа сидит главная помощница Маша, слева – средняя дочь Валя, сзади стоят Серафим с Лидой. Мама Марии Дмитриевны - Ефросинья Степановна, с младшенькой Таней на коленях. Справа сидит главная помощница Маша, слева – средняя дочь Валя, сзади стоят Серафим с Лидой. / Фото: Архив семьи Локтионовых

«Видите, что у всех на ногах добротная обувка, а Мария и тёща в костюмах, что по тем временам считалось знаком благополучия. И, действительно, моя будущая жена тогда уже пересела на асфальтоукладочную машину, стала больше получать, – поясняет Алексей Кириллович и опять добавляет: – Только представьте себе: девушка, весившая 48 килограммов, управляется с тяжёлым «катком». Характерец, я вам скажу!»

Правда, эта деталь из биографии Марии Дмитриевны требует пояснения. Дело в том, что без «корочек» тракториста, которые она имела до трудоустройства в трест, её бы никто не посадил на агрегат по укладке асфальта. И она стала второй женщиной в городе, которая управляла «катком».

Девушка Маша, весившая 48 килограммов, легко управлялась с тяжёлым «катком». Она стала второй женщиной в городе, которая управляла такой техникой. Девушка Маша, весившая 48 килограммов, легко управлялась с тяжёлым «катком». Она стала второй женщиной в городе, которая управляла такой техникой. / Фото: Архив семьи Локтионовых

Кстати, по словам мужа, Мария Дмитриевна потом в 45 лет еще и автошколу умудрилась окончить, чтобы сесть за руль легкового автомобиля, который водила почти до семидесяти лет.

Алексей Локтионов Алексей Локтионов / Фото: Архив семьи Локтионовых

А вот на фотографии и он сам – бравый, кучерявый, в строгом костюме, стоит под цветущей вишней. За плечами не только война, послевоенные тяготы многодетной семьи, но уже и опыт работы в колхозе, а также на строительстве. Совсем скоро он пойдет служить в армию, а уже потом шагнёт в горняки, став машинистом экскаватора Лебединского ГОКа. Впереди столько еще цветущих вёсен, которых он посвятит и своей голубоглазой жене, и сыну Косте, а позднее и внукам – Максиму и Иринке.

Любить, беречь и защищать

Свою молчаливую супругу ему и сегодня частенько приходится брать на руки, как в молодости. Работая всю жизнь в строительстве, из которых почти 20 лет – мастером участка, Мария Дмитриевна дом вела тоже с максимальной отдачей сил и большой любовью. Кроме уюта и чистоты в городской квартире, вместе с мужем обеспечивала идеальный порядок на даче. Чего ж удивляться, что этот «блок энергопитания» семьи со временем начал давать сбой?!

«Она у меня и строгая, и умная, и заботливая. Жаль только, что беречь себя не научилась. Даже самые надежные машины и то ведь со временем изнашиваются, ремонта требуют. Вот и подстерег мою Марию Дмитриевну инсульт. Теперь ее обязанности во многом лежат на мне. За 12 лет болезни супруги я научился делать и голубцы, и квас такой же, каким она нас потчевала. Если придут внуки и попросят когда оладий или блинчиков напечь, как же им откажешь?» – искренне признается в своих кулинарных навыках Алексей Кириллович.

Алексей Кириллович и Мария Дмитриевна Локтионовы с невесткой Натальей, младшей сестрой – Татьяной и внучкой Ириной. Алексей Кириллович и Мария Дмитриевна Локтионовы с невесткой Натальей, младшей сестрой – Татьяной и внучкой Ириной. / Фото: Архив семьи Локтионовых

Трогательно было наблюдать, с каким вниманием и заботой он показывал фотографии жены, рассказывал об успехах сына, ставшего строителем, как внимательно и по‑доброму общался с невесткой Натальей, младшей сестрой жены – Татьяной, а также заглянувшей в гости после занятий в школе внучкой Ириной. Невольно подумалось: именно на такой любви, когда не борются за лидерство в семье, а работают на неё сердцем и душой, наверняка и держится счастье. 

Впрочем, сам Алексей Кириллович на вопрос о секретах семейного благополучия, вновь упомянул о святости кровного родства. Кроме истории про крынку с молоком, он рассказал и эпизод из своих детских впечатлений.

«Я помню день, когда отец вернулся с войны. Прямо с телеги он бросил в сторону костыли и, прослезившись, кинулся на землю всем телом. А мы с рёвом – к нему вместе с матерью. Настолько он соскучился и по родной земле, и по дому, и по всем нам. А для нас он сам был дороже всего на свете, пусть даже и искалеченный войной.»

9 июня Алексею Кирилловичу исполнится 80 лет. Как рассказали Локтионовы, отмечать этот юбилей будут тремя днями позднее – на День России. Вместе с родней, которой их большая семья по‑настоящему богата.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×