Новое Время

«Элементарно, Ватсон». Как работают эксперты-криминалисты в Губкине

6 марта 2021, 10:26ОбществоФото: Юлия Яковлева Стажёр Ксения Богданова / старший эксперт, майор полиции Ирина Ничуговская

Есть в полиции особое отделение. В нём всего три штатных сотрудника, но без них не обходится ни один выезд на место преступления. Корреспондент «НВ» Юлия Яковлева встретилась с губкинским криминалистами и выяснила, в каких случаях не спасает даже эмоциональный щит, и что криминалисты считают «боевым крещением». Почитайте.

От работы экспертов-криминалистов зависит очень многое: только они могут увидеть, найти, предоставить решающее доказательство совершённого преступления.

 «Как бы ни старались правонарушители нас перехитрить, основательно подготовиться, уничтожить все улики всё равно невозможно. Допустим, человек совершает кражу в резиновых перчатках, чтобы не оставлять отпечатков пальцев, но следы этих самых пальцев мы найдём и на перчатках. Ведь прежде, чем надеть их, преступник держал перчатки в руках, а значит, на предмете сохранились частички кожи, пота, жира. При ДТП, если автомобиль скрылся, ищем осыпь, отколовшиеся от бампера фрагменты краски, пластика. И эти крошечные, порой невидимые невооружённым глазом доказательства, помогают восстановить картину происшествия», – поясняет старший эксперт ЭКО УМВД России по г. Губкину, майор полиции Ирина Ничуговская.

В любое время суток эксперты-криминалисты одними из первых выезжают на место происшествия со следственно-оперативной группой, и первыми приступают к расследованию. Дежурства проходят по‑разному. Как признаётся Ирина Ничуговская, бывает, что за целые сутки не присядешь, а бывает несколько смен подряд криминальная обстановка спокойная, и есть возможность заняться экспертизами, исследованиями, текущей работой.

Профессиональная закалка – эмоциональный щит

Хрупкая, улыбчивая Ирина более 20 лет собирает улики с мест преступлений. На её счету помощь в расследовании тысяч краж и дорожных аварий, несколько десятков убийств. Это сегодня она спокойно и невозмутимо осматривает место жестокого убийства или ДТП с летальным исходом, а первый свой выезд Ирина помнит до сих пор.

«Поступил вызов на смертельный случай. Я знала эту семью, у них умер ребёнок. Захожу на осмотр, и чувствую, что земля уходит из‑под ног, потемнело в глазах. Моя начальница помогла мне выйти в другую комнату, я посидела минут десять, пришла в себя. Дала себе установку, что нужно работать, и принялась собирать улики. На следующий день сама напросилась сделать умершему дактилоскопию, потому что хотела понять, от чего такая реакция, смогу ли я дальше работать в этой сфере. Поняла, что так я отреагировала на истерики родных умершего. Сейчас у меня уже эмоциональный щит стоит, профессиональная закалка», – говорит Ничуговская.

Видеть, слышать, замечать

Сегодня в отделе экспертов-криминалистов служат три основных сотрудника – Ирина Ничуговская, Алексей Маклаков и стажёр Ксения Богданова. Кстати, она уже успешно сдала экзамен и получила допуск на осмотр места происшествия. А накануне прошла и боевое крещение криминалиста – провела дактилоскопию умершего. Рано утром полицейский наряд обнаружил лежащего мужчину в одном из дворов города. Признаков жизни он не подавал, кто он и от чего наступила смерть – предстояло установить. Отпечатки пальцев проверили по базе, совпадение указало на лицо без определённого места жительства, которому когда‑то уже проводили дактилоскопию. Мужчина умер от переохлаждения.

Криминалистику, как и любую профессию, постигают в специальных учебных заведениях. Но, как говорят эксперты, теория не работает без практики. Именно работа на месте преступления даёт нужные знания и опыт. В арсенале экспертов-криминалистов – современные технологии и последние достижения науки, которые позволяют выявить следы преступления даже в случае, когда их тщательно скрыли. Например, как бы ни замывали и стирали следы крови при убийстве, с помощью специального прибора и индикаторов криминалист обнаружит их, даже если внешне всё в полном порядке. При серии краж, специалисты по способам проникновения в жилье, следам орудия, понимают, кто мог совершить преступление. Намётанный глаз криминалиста может определить и примерную внешность преступника – какого роста грабитель, телосложения. 

Время, потраченное на сбор и обработку улик, зависит от места происшествия. Как говорит Ирина Ничуговская, одно дело – когда преступление произошло в небольшом дворике, и совсем другое – если в многоэтажном доме. Самый длительный осмотр на её практике длился 14 часов подряд. 

Следствие начинают эксперты-криминалисты

Работу криминалиста лёгкой никак не назовёшь. Сутки на службе, где за одним выездом следует другой. Сутки на отдых, и снова на дежурство. При любых погодных условиях эксперты кропотливо собирают улики. Работать приходится не только в комфортном и чистом офисе, но и в заброшенных строениях, на свалке. Нужно не только собрать улики, изучить и исследовать их, но и правильно составить отчёт, чётко аргументировать экспертное заключение. Ведь опираясь на эти данные, следственная группа сможет работать в правильном направлении.

Преступление расследуют дознаватели, следователи, участковые, но именно в руках криминалистов может оказаться, на первый взгляд, незначительная улика, которая полностью перевернёт ход дела.