Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
11:46, 15 ноября 2018

Кто сдвинет с места старый шкаф? Пожилые жительницы Губкина пожаловались на капремонт

Кто сдвинет с места старый шкаф? Пожилые жительницы Губкина пожаловались на капремонтФото: pixabay.com
  • Статья

Жалобы читательниц «Нового времени» касались одного и того же дома на улице Ленина.

Узнать бы, кто первый назвал пожилых людей божьими одуванчиками? А ведь они, действительно, очень похожи на эти весенние цветы, причем не только из‑за убеленных сединой волос. Добродушные, милые, улыбчивые – когда на сердце легко и хорошо, они готовы тут же закрыться, упрятав внутрь мягкость и теплоту – когда кто‑то обидел. А стоит выслушать, успокоить, приободрить – смотришь – опять раскрылись и потеплели взглядом…

Впрочем, божьими одуванчиками мы называем их порой не только с любовью, но и с иронией, а то и досадой. Кто, как не они, задерживают очередь в супермаркетах, выясняя причину расхождения цифр в ценнике и кассовом чеке? Кто, как не они, любят давать советы и делать замечания? А уж в умении задавать вопросы и обозначать жизненно важные проблемы им нет равных.

Это сегодня, в погоне за новыми стандартами качества жизни и личного благополучия, нам кажется, что мы никогда не будем такими. Но время неумолимо. И как ни хорохорься, а зеркало жизни уже готовит набросок и твоего портрета, на котором краски не будут столь яркими. Но это все – сантименты, так сказать, прелюдия к разговору о жалобах пожилых читателей «Нового времени». 

Люди в возрасте чаще других обращаются в редакцию, чтобы рассказать об обиде, позвать на помощь или высказать возмущение по поводу причиняемого им беспокойства. И в большинстве случаев проблему удается решить. Но есть обращения иного плана, когда в результате журналистского расследования даже к однозначному выводу прийти трудно, не говоря о том, чтобы помочь. Два из них за последний месяц касались капитального ремонта, причём в одном и том же доме № 6 на ул. Ленина. Его только что завершил коллектив компании «Ремикс».

Завершить‑то завершил, а две пожилые женщины, проживающие в одиночестве, до сих пор обивают пороги разных инстанций. И причина претензии не в том, что строителями некачественно выполнены запланированные работы. В обоих случаях – жалоба на состояние личной собственности – оставшиеся в неприглядном виде балконные рамы, треснувшие потолки и стены после капремонта.

В квартире одной из них балконная рама осталась не окрашенной, причем почти единственная во всем доме. Со слов пожилой женщины, произвести покраску она не раз просила строителей в ходе ремонта, и они на словах обещали. А потом сняли леса, и покрасить раму уже невозможно: изнутри не достать, а строительные леса никто вновь поднимать из‑за одного окна не будет. Обещания к делу, как говорится, не пришьешь.

Во втором случае претензия сводится к тому, что подъем стройматериалов в дом бригадой осуществлялся через крышу с автовышки, установленной прямо перед окнами квартиры женщины. Вот якобы и расшатали балкон, а от неосторожных ударов тяжестями по потолочной плите на потолке и стенах квартиры верхнего этажа образовались трещины. Нужен косметический ремонт и балкона, и пострадавшей комнаты.

Однако несмотря на то, что факты подаются обеими пожилыми женщинами вполне убедительно, общая ситуация выглядит весьма парадоксально. Во‑первых, у большинства других жильцов дома №6 подобных проблем не возникло. Поговорив с некоторыми из них, я выяснила: они побеспокоились вовремя. Одни попросили покрасить балкон строителей, купив заранее краску, и маляры выполнили просьбу в свое свободное время, а другие справились с помощью детей и внуков.

Можно подумать, что именно излишняя доверчивость подвела двух обиженных женщин. Ан, нет: и та, и другая к строителям настойчиво обращались не раз. К первой из них приходили даже представители УКСа, ко второй – оценить фронт работ специалистов посылал Комбинат КМАруда, на котором она ранее трудилась. Но простой заделкой швов женщины не удовлетворились, а отремонтировать основательно собственность владельцев, которой давно не касалась заботливая рука хозяев, строителям затратно. 

Редакции пришлось три недели разбираться в этой спорной ситуации, созваниваясь с задействованными в ней должностными лицами и представителями общественности, и, признаться, до сих пор нет уверенности в том, что проблему нельзя было решить вовремя. Это касается и простого человеческого понимания со стороны строителей того, что перед ними – пожилые и одинокие женщины, и дипломатичности самих жалобщиц, которые настроены излишне категорично. В этой ситуации сказалась и позиция управляющей компании «Жилая сфера», которая должна была обеспечить действенное информирование и обратную связь с жильцами. Впрочем, директор УК «Жилая сфера» Валентина Ермакова пояснила:

«Всем людям однозначно объяснялось, что будет произведена замена кровли и инженерной сети, ремонт и утепление фасада, козырьков, замена входных дверей и окон в местах общего пользования. По балконам предполагались только ремонт балконных плит и обшивка профнастилом. Работы по окраске оконных рам не планировались, потому что это – частная собственность владельцев квартир». 

Отдельно скажу о другом. У каждого собственника жилья всегда есть родные, близкие, друзья, которым в дальнейшем перейдет по наследству квартира пожилого человека. Наши женщины хоть и проживают в одиночестве, но у обеих есть взрослые дети и внуки. Однако во время неоднократных визитов в редакцию и та, и другая настаивали: незачем детей вмешивать в ситуацию с ремонтом квартиры. Спрашивается: неужели могла обременить взрослого сына или дочь забота о том, чтобы простоявший полвека балкон в квартире матери был вовремя покрашен, а обновленные стены и потолок радовали чистотой? Тогда, возможно, и капитальный ремонт дома не вызвал бы у пожилых людей столько горечи и обиды.

Одна из обиженных женщин мне рассказала, что в комнате, где требуется отремонтировать после капремонта потолок и стены, много мебели. Сама передвинуть её или укрыть от побелки она никак не сможет. Но и испортить шкаф или диванчик, которыми очень дорожит, тоже не даст. Поэтому надо вынести мебель и вещи, но никто не соглашается, а значит, ремонт не начинается…


…Когда мы продавали родительский дом, у моей мамы в старом дубовом шкафу я нашла столько вещиц, о существовании которых даже и подумать не могла. Среди школьных дневников и грамот лежали мой пионерский галстук, с полсотни перевязанных писем брата из армии домой, первые трогательные рисунки уже моей дочки. И это только часть артефактов семьи, перекочевавших в городскую квартиру вместе с мамой.

Согласитесь, нам порой очень трудно выдерживать тот напор и ту непривычную логику, с которой пожилые люди отстаивают свою правоту. Трудно понять, что именно движет ими, когда раз за разом они носят жалобы по инстанциям, напоминают о себе требовательными звонками – тяжелый характер, житейский расчет или обида за недоданное внимание, за невысказанную благодарность?

Одно знаю точно: к каждому из нас однажды придет старость. Хочется верить, что мы будем такими же стойкими и такими же верящими в справедливость людьми, как нынешние старики. И хорошо, чтобы нас тоже тогда терпеливо выслушивали, а просьбы наши выполняли. А если кто по‑доброму и назовет «божьим одуванчиком», то лично я не обижусь.

comments powered by HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×